Chateau Haut Brion Graves Grand Cru 1977

Chateau Haut Brion Graves Grand Cru 1977

                          55000 руб.

Шато О-Брион (Chateau Haut Brion)

Апелласьон Пессак-Леоньян (Pessac-Leognan) Первая категория (1eme Сгu)

Chateau Haut Brion

Шато О-Брион расположено примерно в пяти километрах к юго-западу от центра Бордо, в пригороде Пессака.

Происхождение виноградника О-Бриона датируется 1525 г., когда Жан де Понтак женился на Жанне де Беллон, дочери мэра Либурна, и земли, ныне принадлежащие поместью, составили часть ее приданого. В 1533 г. де Понтак купил усадьбу О-Брион у баска Жана Дюальда и присоединил ее к владениям своей супруги. Шестнадцать лет спустя он выстроил замок, часть которого сохранилась до сих пор. Жан де Понтак был женат три раза, имел много детей и умер в возрасте 101 года, будучи самым богатым и старым человеком в Бордо.

Chateau Haut Brion-old

Де Понтаки были богатыми торговцами, пользовались в Бордо большим влиянием и имели право передавать по наследству пожизненный титул первого президента парламента Бордо. Внук Жана де Понтака Арно многое сделал для улучшения качества вин Бордо - он увлекался искусством виноделия, и считается одним из пионеров выдерживания красного вина в бутылках. Сын Арно, Франсуа-Огюст, был отправлен в Лондон для расширения продаж вина из О-Бриона, и в 1666 г. открыл там таверну под названием «Голова Понтака». Это популярное в модных кругах того времени заведение просуществовало больше века, а вино Chateau Haut-Brion, которое подавалось к столу по довольно высокой цене в 7 шиллингов за бутылку, надолго полюбилось лондонской элите; Chateau Haut-Brion стало также первым вином, которое в Англии начали продавать под собственной маркой. Примерно за три года до того, как таверна Понтака открылась для посетителей, Сэмюэл Пипс писал, что пил «какое-то французское вино под названием Хоу Брайан» в таверне «Королевский дуб» на улице Ломбард. Без сомнения, начало торговли изысканными красными винами с Англией стало во многом заслугой Понтаков, и в течение долгих лет цены на О-Брион сильно превышали цены на другие вина Бордо. В 1714 г. торговец из Бордо Вишфолд записал, что вино Понтака шло по 550 ливров за тонну против 450 ливров за Latour и 410 - за Lafite.

Франсуа-Опост умер бездетным в конце XVII века, и поместье было поделено между семьями двух его сестер. Две трети отошло Жозефу де Фюмелю, наследнику Шато Марго (Margaux) и Шато де Пез (de Pez) в Медоке, который женился на Терезе де Понтак, а оставшаяся треть перешла к Жан-Батисту, графу де ла Трену, супругу второй сестры - Мари-Анны.

Жозеф де Фюмель был офицером и сделал блестящую военную карьеру, поднявшись до чина генерал- лейтенанта, стал губернатором Гийены, и в 1781 г. его наградили крестом Святого Людовика. Человеку, столь привыкшему распоряжаться, явно не по душе пришлось совместное управление шато, и он быстро договорился с де ла Треном, что часть поместья, получившая название Ше Нёф (Chai Neuf), будет отделена и перейдет под личное управление последнего. Так Фюмель стал единственным владельцем оставшейся части О-Бриона. Он многое изменил в поместье, разбил парк и сад и расширил замок, придав ему тот вид, который известен теперь коллекционерам и почитателям вина по всему миру. По периметру двора он построил большую оранжерею, ряд подсобных зданий и домик привратника.

Во время революции Фюмель решил застраховать себя и свое поместье. Он передал в дар муниципалитету Бордо Шато Тромпет (Trompette), правителем которого был назначен в 1773 г., а также внес значительную сумму из своего кошелька на уменьшение страданий бедных и нуждающихся горожан. Город не замедлил выказать свою благодарность, и в 1790 г. Фюмель был избран мэром. Однако четыре года спустя, когда террор дошел до Бордо, все эти усилия оказались бесполезными, и революционный комитет под председательством некоего Ласкомба судил Фюмеля, конфисковал всю его собственность, а затем казнил его 27 июля 1794 г. А через четыре дня тот самый Ласкомб был арестован и вместе со своим комитетом отправлен на гильотину. К сожалению, изменить судьбу несчастного Фюмеля это уже не могло.

Chateau Haut Brion-гравюра

Племянникам Фюмеля удалось вернуть большую часть его владений, включая О-Брион, но, по понятным причинам, они вскоре решили эмигрировать. О-Брион продали Шарлю-Морису де Талейрану, министру иностранных дел при Наполеоне. Талейран был слишком занят своими министерскими делами, чтобы уделять внимание недавно приобретенному поместью, но известно, что несравненный повар Талейрана Карем нередко использовал вино О-Бриона для приготовления блюд.

Так О-Брион пережил Французскую революцию и бурные последующие годы, пока шато не перешло, как и многие другие винодельческие хозяйства Бордо, а руки парижских банкиров. В 1836 г. Талейран продал шато Эжену Ларье, в собственности семьи которого оно оставалось до 1922 г. Сын Эжена, Амеде Ларье, в 1840 г. выкупил некогда отделенную часть имения Ше Нёф и воссоединил его в прежнем виде. Он также усовершенствовал винодельческую сторону хозяйства и построил новый ферментационный зал. Его усилия были вознаграждены в 1855 г., когда Шато О-Брион, единственное винодельческое хозяйство, расположенное за пределами Медока, получило в классификации место среди лучших поместий первой категории. Амеде был известным общественным деятелем и дважды избирался депутатом в Национальную ассамблею, а затем его назначили префектом департамента Жиронда; в Бордо до сих пор есть площадь, носящая его имя.

После смерти Амеде в 1873 г. поместье перешло к его сыну Эжену, пережившему отца на 23 года. После смерти Эжена в 1886 г. шато унаследовали его племянники и их семьи. Совместное владение вынудило их выставить О-Брион на продажу в 1922 г., поскольку компания Compagnie Algdrienne, банкир одного из племянников Эжена, потребовала лишения прав на собственность. Шато было продано компании Societe des Glacieres do Paris, и один из директоров компании, Андре Жибер, по случаю своего ухода в отставку в 1924 г. получил его в дар за заслуги. На деле Жибер оказался искателем выгоды: он тут же продал часть превосходного парка в поместье под застройку и завел долгие, по большей части безуспешные, тяжбы со всеми собственниками, в названии поместий которых стояло сочетание «О-Брион». Сложности, которые постигли винодельческие хозяйства в конце 1920-х и начале 1930-х гг. вынудили Жибера продать шато, и в 1935 г. появился спаситель О-Бриона, могущественный американский финансист Кларенс Диллон.

Chateau Haut Brion Clarence Dillon

Существует история, истинность которой, правда, вызывает сомнения, что изначально Диллон собирался приобрести Шато Шеваль Блан (Cheval Blanc), но день покупки выдался холодным и туманным, а поездка в неотапливаемом автомобиле была столь долгой и утомительной, что он в недовольстве решил остановить свой выбор на чем-нибудь, что находилось поближе к цивилизации. Часть этой истории, несомненно, правдива, поскольку Хью Лоутон, сын «светского льва» Даниеля Лоутона, который находился в одной машине с финансистом во время их «сафари» по Сент-Эмильону, показал мне место, где машину остановили и купили плед, в который укутали замерзшего магната.
Какой бы ни была правда, очевидно, что обе стороны - и Диллон с его наследниками, и О-Брион - от этой покупки только выиграли. Даже в тяжелые времена в поместье продолжали вкладывать капитал, и вряд ли какая-нибудь недвижимость, расположенная на восточном берегу реки Дордонь, столь поднялась в цене.

Chateau Haut Brion Clarence Dillon, Georges Delmas and Seymour Weller

Сын Диллона, Дуглас, был назначен послом США в Париже в 1953 г., а возвратившись в Америку, он поднялся до поста министра финансов при администрации Кеннеди. Его дочь, как и все Диллоны, была франкофилкой и, пока ее отец был послом, жила во Франции. К 1967 г. она вышла замуж за принца Шарля Люксембургского, прямого потомка Генриха IV, и Шато О-Брион перешло в их собственность. В 1975 г. принцесса сменила на посту президента компании своего двоюродного брата Генри Сеймура Уэллера.

После смерти принца Шарля Люксембургского принцесса Джоана вновь вышла замуж в 1978 г. Ее новым мужем стал герцог де Муши, связанный глубокими историческими корнями с этой частью Франции. Один из его предков, маршал де Мути, был губернатором Гийены в XVIII веке, когда де Понтаки и Жозеф де Фюмель начинали укреплять славу О-Бриона. Герцог и герцогиня де Муши теперь являются соответственно директором и президентом компании, которая владеет О-Брионом.

Семье Дельмас Шато О-Брион обязано неизменным качеством своих вин в такой же степени, как и деятельности своих владельцев. Жорж Дельмас появился в О-Брионе в 1922 г., и его сын Жан-Бернар, родившийся в поместье, продолжил дело своего отца в качестве управляющего, а теперь и генерального директора. Возможно, в О-Брионе будет работать и третье поколение семьи Дельмас; так и случилось. В 1994 г. Жан-Филипп, сын Жана-Бернара, стал участвовать в управлении шато О-Брион и Л а Миссьон О-Брион (Lа Mission Haut-Brion). В то же время семейное участие в управлении расширилось и на уровне владельцев - принц Люксембургский Робер несколько лет назад также занялся делами поместья, став представителем четвертого поколения Диллонов в О-Брионе.

Chateau Haut Brion-3

Принц Роберт Люксембургский, владелец шато О-Брион и историк Лорак Ксавье, оригинальные документы XVI века из архива департамента Жиронды, свидетельствующие о высокой стоимости вин этого терруара

 

Жан-Бернар Дельмас является, пожалуй, одним из самых квалифицированных и знающих виноделов в Бордо. Его исследования в области клонирования лоз. проведенные в О-Брионе, широко известны и послужили не только развитию виноградников О-Бриона. но и мировой винодельческой практике. Здесь зафиксирована еще одна веха в истории виноделия. В 1961 г., после долгих экспериментов выдающегося зоолога профессора Эмиля Пейно, в винном цехе установили чаны из нержавеющей стали. В поместье такого уровня это было сделано впервые, и в то время вызвало недоумение. Теперь никто не может утверждать, что качество вина О-Бриона хоть в чем-то от этого пострадало.

Chateau Haut Brion-1955

Красное вино О-Бриона ближе всех по стилю напоминает вина лучших поместий Медока среди вин, которые производят за пределами этого знаменитого полуострова. Почти с полной уверенностью можно сказать, что причина этого сходства кроется в расположении виноградника, разбитом на месте выхода на поверхность гароннского гравия, который покойный профессор геологии Анри Энжальбер сравнил с почвой Латура (Latour). Это вино, пожалуй, более приятно в молодом возрасте, чем его медокские конкуренты, а выдержанный Haut-Brion обладает теплотой и очарованием, которые поистине ни с чем не сравнимы.

Chateau Haut Brion-сбор винограда

В О-Брионе также производят очень малое количество эксклюзивного белого вина из сортов семильон и совиньон с участка площадью 2,7 гектара. В обычные годы получают примерно 800 ящиков вина, и его очень редко можно увидеть в продаже. Оно прекрасно хранится - после двадцатилетней выдержки оно все еще обладает удивительной свежестью и молодостью.

Chateau Haut Brion-2

Главным изменением в хозяйстве, произошедшим в последние годы, стала постройка великолепного нового ферментационного зала в 1991 г., а также нового погреба для выдержки вина в течение первого года.

Сорта винограда:
Каберне-Савиньон – 55%
Мерло – 25%
Каберне-Фран – 20%

Время выдержки в бочках: 24-30 месяцев

Средний возраст лозы: 30 лет

 

 

 

источник: Джеймс Сили, "Великие вина Бордо"