Chateau Leoville Las Cases Saint-Julien Grand Cru 1980

Chateau Leoville Las Cases Saint-Julien Grand Cru 1980

                          35000 руб.

 

CHATEAU LEOVILLE-LAS-CASES

Апелласьон Сен-Жюльен (St Julien)

Вторая категория (2er Сгu) 

ворота-1

Хозяйственные постройки Шато Леовиль-Лас-Каз расположены по обеим сторонам дороги после выезда из деревни Сен-Жюльен, а знаменитые ворота, изображенные на этикетке вина, находятся справа от дороги, если двигаться из деревни в сторону Пойяка (Pauillac).

Chateau Leoville Las Cases-старое фото

Огромный виноградник, который со временем разделился на три нынешних шато: Леовиль-Лас-Каз, Пуаферре (Poyferre) и Бартон (Barton), создал в 1638 г. Жан де Муатье. Де Муатье был влиятельным бордоским торговцем, а его сын стал президентом французского казначейства. Одна из его наследниц вышла замуж за Блеза Антуана Александра де Гаск-Леовиля, будущего председателя парламента Бордо. Де Гаски владели обширными виноградниками в Бордо, и нынешнее Шато Пальмер (Palmer) - в то время называвшееся Шато де Гаск, - так же как и Шато д’Иссан (d’Issan), находилось в их собственности.

Де Гаск-Леовиль умер бездетным в 1769 г., и поместье перешло к четырем его племянникам, старший из которых маркиз де Лас-Каз-Бовуас. Во время революции маркиз эмигрировал, опасаясь за свою жизнь, и поместье было конфисковано. Его брат и две сестры взялись за долгую процедуру по восстановлению прав на собственность, так как они не покидали Францию. В конце концов им возвратили три четверти поместья, но доля маркиза та, что теперь представляет собой Шато Леовиль-Бартон (Leovffle-Barton), была объявлена национальным достоянием и затем выкуплена Хью Бартоном в 1820-х гг.

Новый маркиз, фельдмаршал Пьер-Жан, был доверенным другом и адъютантом Наполеона, и последовал за ним в ссылку на остров Святой Елены, где написал биографию императора. Он владел большей частью поместья, тогда как остальная территория принадлежала его сестре Жанне, которая передала свою долю дочери, мадам де Боневаль. Та продала ее своей сестре, мадам де Пуаферре, тем самым окончательно разделив великий виноградник.

шато-2

Оставшаяся часть, теперь известная под названием Леовиль-Лас-Каз, перешла после смерти Пьер-Жана через сына Адольфа к трем его внукам. Двое из них, Гастон, маркиз де Лас-Каз, и Габриель - продали свои доли сестре Клотильде. В 1900 г. для управления виноградником была основана компания, в которой Клотильда (мадам д’Алозье) владела восемью из 20 акций. Остальные акции купили частные инвесторы, одним из которых был управляющий поместьем Теофиль Скавински, дед Мишеля Делона. Наследники мадам д’Алозье до сих пор владеют несколькими акциями, тем самым сохраняя в собственности значительную часть поместья, носящего их имя.

Виноград Лас-Каза растет на одном из лучших мест в Медоке. Больший и самый лучший участок размером в 50 гектаров, огороженный стеной, называется Гран Кло - это склон, идеально расположенный по отношению к сторонам света, спускающийся от дороги к Жиронде и далее простирающийся к северу от деревни Сен-Жюльен до небольшого ручья под названием Жаль де Жуйяк, разделяющего коммуны Сен-Жюльен и Пойяк и виноградники Леовиль-Лас-Каза от виноградников Шато Латур (Latour). Вероятно, расположение и глубокий гравий в наибольшей степени придают стиль этому самому солидному и благородному из всех вин Сен-Жюльена. Недаром его прозвали «Латур Сен-Жюльена».

Судьба наградила Шато Леовиль-Лас-Каз не только почвой и микроклиматом, но и замечательными людьми, которые в нем работают, что в первую очередь относится к Мишелю Делону. Тихо и спокойно, с авторитетом и уверенностью, дарованными ему поколениями опыта, он вершит свое дело. Кроме Леовиль-Лас-Каза, Мишелю Делону обязано своим успехом еще одно семейное поместье в Медоке - превосходное Шато Потансак (Potensac), также Мишель только что приобрел Шато Ненен (Nenin) в Помроле, за винами которого несомненно стоит последить в будущем. Мишель Делон также внес свой вклад в успешное возрождение Шато Лягранж (Lagrange), поскольку в течение 10 лет - начиная с приобретения шато фирмой Suntory в 1983 г. до 1993 г., был консультантом хозяев. Он также оставил свой след в развитии другого «супервторого» поместья - Шато Пишон-Лонгвиль, Контес де Лаланд (Pichon-Longueville, Comtesse de Lalande), которым он управлял несколько лет для семьи Мией, пока Мэй-Элиан де Ланкесан не переняла бразды правления в 1978 г.

Кроме внимания к сотне мельчайших деталей в винодельческом процессе, безупречной чистоты виноградников, ферментационного зала, погребов и линии розлива, сила Делона заключается в строгости отбора, за которым он следит на каждой стадии. Только лучшие ягоды попадают в чан, и только лучшие чаны поступают для ассамбляжа основного вина. Второе вино, Clos du Marquis (Кло дю Марки), может служить материальным доказательством его философии: плоды лоз моложе 9 лет никогда не используются для производства вина в этом шато, поэтому второе вино может еще поспорить со многими первыми винами других поместий. Возможно, это шато стало одним из первых производить второе вино - оно впервые появилось в 1902 г., вскоре после того, как семья Делона стала работать в Лас-Казе.

 

источник: Джеймс Сили, "Великие вина Бордо"