Chateau Pichon Longueville Comtesse de Lalande Pauillac Grand Cru 1978

Chateau Pichon Longueville Comtesse de Lalande Pauillac Grand Cru 1978

                           40000 руб.

Шато Пишон Лонгвиль Комтес де Лаланд (Chateau Pichon Longueville Comtesse de Lalande)

Апелласьон Пойак (Pauillac) Вторая категория (2eme Сгu)

замок-2 

Шато находится справа от дороги по пути из Сен-Жюльена (St. Julien) в Сен-Ламбер (St Lambert), сразу после того, как покажется башня Шато Латур. До XVII века поместье было известно под названиями Ла Бадер (La Baderre), Ла Батис (La Batisse) и Ла Бастид (La Bastide). Земли через дорогу от поместья принадлежали в XVI веке семье Брюн де Буассе, вассалам сеньоров Латура, и они были вынуждены платить пошлину каждый раз, когда пользовались дорогами, окружавшими Латур. Должно быть, это делало работу в поместье и утомительной, и дорогостоящей, хотя в те времена эти земли покрывали, в основном, кустарниковые заросли.

baron The founders

Первым представителем семьи Пишон, который имел отношение к истории виноградника, был Бернар де Пишон, родившийся в начале XVII века. В 1646 г. он женился на единственной дочери барона де Лонгвиля, и титул перешел к его семье как часть приданого. В 1694 г. их второй сын, Жан де Пишон, также составил себе выгодную партию и женился на Терезе де Мезюр де Розан. Ее отец Пьер, прозванный «виноградным чародеем», владел знаменитым поместьем Розан (Rauzan) в Марго. У него также были земли в Сен-Ламбере, на которых он начал высаживать виноградные лозы, и именно они перешли к семье Пишон-Лонгвиль в качестве приданого Терезы. Виноградник процветал, и к середине XVIII века за вина этого поместья стали предлагать цены, сопоставимые с ценами на вина Мутон (Mouton), Дюкрю-Бокайю (Ducru- Beaucaillou), Грюо (Gruaud) и Бешвель (Beychevelle).

pichon-lalande

Следующим бароном, на которого стоит обратить внимание, был легендарный Жозеф, родившийся в 1755 г. Он умер в 1850 г. в возрасте 95 лет, чудом избежав ареста во время революции, когда он восемь дней прятался в печи для выпечки хлеба. У Жозефа было пятеро детей: старший сын Рауль, переживший отца всего на несколько лет, Луи, который умер холостяком, и три дочери - одна из них, Софи де Пишон-Лонгвиль, имела титул виконтессы де Лавор, а Мари-Лаура в 1820 г. вышла замуж за графа Анри и стала графиней де Лаланд.

Virginie Countess de Lalande

Барон Жозеф еще в 1830-х гг. благоразумно решил разделить поместье между своими детьми, чтобы предотвратить возможные споры о наследстве, столь часто случавшиеся после вступления в силу Наполеоновского кодекса. Две пятых отошли Раулю, куда входила также доля его умершего брата, а остальное было поделено между тремя сестрами. Поместье, тем не менее, все равно было единым, а усадьба - одна, и стояла она на том месте, где теперь возвышается Шато Пишон-Лонгвиль-Барон (Pichon-Longueville-Baron). Мари-Лаура, графиня де Лаланд, жила в имении Шато Пишон-Лаланд (Pichon-Lalande), которое было построено в 1840-е гг. для нее и ее сестер. К тому времени графиня овдовела, и ее любовник, граф де Бомо, владелец Шато Латур (Latour), подарил ей землю, на которой и построили дом. Архитектором стал Дюфо, который позже проектировал Шато Латур. Поскольку в то время в Латуре не было собственного замка. Пишон-Лаланд оказался весьма удобным местом для Бомо, где он мог останавливаться во время своих частых визитов в Медок.

Приезжая в Пишон-Лаланд, понимаешь, как легко здесь ощутить дух времени и оказаться в XIX веке. В шато сохранилось много старой мебели, книг и картин того времени. Софи де Пишон-Лонгвиль училась живописи в Париже у Жерара, и теперь в доме висит ее красивый портрет, написанный мужем ее сестры. Анри де Лаландом. Там же висят и ее собственные картины - жанровые сцены у испанской границы в Пиренеях. На одной из них изображена пара на пикнике - считается, что графиня изобразила себя и своего возлюбленного, - а на другой, более поздней, девушка сидит в одиночестве. Возможно, за двумя этими картинами стоит печальная любовная история, которая отчасти объясняет, почему в конце концов Софи приняла постриг и ушла в монастырь. Собрание архивных документов, хранящееся на чердаке, проливает много света на повседневную жизнь винодельческого поместья в XIX веке.

В 1851 г. Рауль де Пишон-Лонгвиль построил через дорогу нынешний замок в готическом сказочном стиле, но только после его смерти в 1864 г. поместье было разделено на две части, где стали производить разные вина.

Никто из детей Жозефа де Пишон-Лонгвиля не передал поместье по своей линии. Пишон-Лонгвиль-Барон отошел племяннику Рауля. Его тоже звали Рауль, и он же унаследовал титул. Мари-Лаура оставила Пишон-Лаланд племяннице, Элизабет де Нарбон-Пеле, которая вышла замуж за другого Лаланда, графа Шарля, сына маркиза де Лаланд, и этот брак был почти кровосмесительным. У них были две дочери: Генриетта, так никогда и не вышедшая замуж, и Софи де ла Круа, которая умерла в 1916 г., оставив пятерых детей. Генриетта со своими племянниками в 1925 г. продала Пишон-Лаланд братьям Эдуарду и Луи Мией, и дочь Эдуарда, Мэй-Элиан де Ланкесан, теперь живет в этом поместье.

Семья Мией имеет долгую историю и хорошо известна в Бордо и Медоке. Сегодня сын Луи, Жан Мией, владеет шато Куфран (Coufran), Вердиньян (Verdignan) и Су- дар (Soudars) в северном О-Медоке, а дети Эдуарда, Мэй- Элиан и Ален, - Шато Пишон Лонгвиль, Контес де Лаланд и Шато Сиран (Siran) в Лабарде. Когда-то этой семье принадлежало Шато Дозак (Dauzac) и большая часть Шато Пальмер (Palmer).

Мэй-Элиан - замечательная женщина, которая много сделала для продвижения вина Chateau Pichon Longueville, Comtesse de Lalande и повышения его качества. Она без устали разъезжает, представляя вина своего поместья и другие вина Медока. Мэй-Элиан и ее покойный муж, генерал Эрве де Ланкесан, приняли управление поместьем Пишон-Лаланд в 1978 г., после того как генерал ушел в отставку, завершив долгую и успешную военную карьеру.

В последнее время в поместье появилось много новых сооружений, в том числе новый ферментационный зал, полностью оборудованный стальными бродильными чанами с системой температурного контроля, новый погреб для хранения частной коллекции вин и впечатляющие музей и галерея, где проводятся выставки. Мэй-Элиан недавно приобрела также Шато Бернадот (Bernadotte) в Пойяке - поместье категории крю буржуа, и, несомненно, за его развитием стоит последить в будущем.

бочки

Как и во всех великих поместьях, строгий отбор всегда служит ключом к достижению качества: только отборный виноград попадает в чаны, и только чаны с лучшим вином идут на изготовление основного вина при окончательном ассамбляже. Из винограда с молодых лоз и вина из тех чанов, которые не прошли отбор для основного вина, производят превосходное второе вино Reserve de la Comtesse (Резерв де ла Контес).

погреб

Вино Pichon Longueville, Comtesse de Lalande полностью оправдывает свою высокую репутацию и является одним из немногих так называемых «супервторых» вин, цены на которые намного превосходят цены на другие вина данной категории. Оно более округлое и податливое, чем другие пойяки, отчасти из-за близости к виноградникам Сен-Жюльена, отчасти из-за непривычно высокой доли сорта мерло, что типично для всех владений Мией. По мере созревания вина Пишон-Лаланда сохраняют приятную, насыщенную глубину цвета и обретают женственный шарм, изящество и благородство.

  Сорта винограда:
Каберне-Савиньон – 50%
Мерло – 35%
Каберне-Фран – 7%
Пти-Вердо – 8%

Время выдержки в бочках: 18-24 месяца

Средний возраст лозы: 22 года

 

 

 

источник: Джеймс Сили, "Великие вина Бордо"