Chateau Pontet Canet Pauillac Grand Cru 1982

Chateau Pontet Canet Pauillac Grand Cru 1982

                         40000 руб.

Шато Понте-Кане (Chateau Pontet-Canet)

Апелласьон Пойяк (Pauillac)   Пятая категория (5ёте Cru) 

 Chateau Pontet-Canet

Путь к Шато Понте-Кане обозначен указателем, расположенным слева от дороги, если ехать из Пойяка в сторону деревни Пойяк-ле-Пуйале (Pauillac-le-Pouyalet).

Поместье обязано названием Жан-Пьеру де Понте, который в начале XVIII века стал по частям собирать виноградник. 

Исследования обширного архива, хранящегося на чердаке шато, и помощь профессора Пижасу позволяют составить любопытный портрет де Понте и пролить свет на историю создания поместья. Это было время «принцев виноградников», которое началось в XIX веке с де Понтаков из О-Бриона (Haut-Brion), маркиза д’Олед д’Эстонака из Марго (Margaux) и маркиза Николя Александра де Сегюра, владевшего шато Калон-Сегюр (Calon-Segur), Лафит (Lafite) и Латур (Latour). Понте, волшебная приставка «де» появилась позже, не имел ни влияния, ни богатства, ни власти, чем обладали упомянутые «принцы», но он был полон амбиций, стремился к власти и не останавливался ни перед чем. В одном из ранних контрактов, относящемся к его покупкам и датируемом 1708 г., Понте назван «хранителем печати канцелярии финансовой палаты Гийены», а также землевладельцем, советником и королевским секретарем. В 1721 г. он стал помощником казначея Гийены. что облекло его немалой властью, поскольку над ним стоял лишь главный казначей Гийены и Бордо и личный представитель короля Клод Буше.

В период с 1706 по 1757 г. Понте скупил множество маленьких участков земли и домиков, и кульминацией этого процесса стало приобретение поместья Бурдье де Кане (Bourdieu de Canet) 9 июля 1757 г. Всего он вложил в свои земли немалую сумму в 61 545 ливров. 38 010 ливров из которых он отдал за поместье на аукционе, а остальное ушло на покупку малых участков и бюрократические расходы. 

pontet-canet

Сложно сейчас оценить общую площадь его владений из-за неточности мер, принятых в то время, но можно сказать, что поместья занимали примерно 110 гектаров.

Сохранилось примечательное описание «вступления во владение» поместьем Бурдье де Кане, сделанное неким месье Мане, представителем бывшего владельца месье де Кане*. Понте зажег и погасил свет в домике, где жили его слуга и первый управляющий, открыл и закрыл все двери, затем вышел во двор, стал бросать в воздух горсти земли, выдергивать траву, отрезать ветви с деревьев и побеги лоз.

Семье де Понте также принадлежало Шато Лангоа (Langoa) в Сен-Жюльене, но в 1821 г. они продали его Бартонам. Шато Понте-Кане находилось в их собственности до 1865 г., после чего поместье продали Герману Крюзу. В течение последних 40 лет перед продажей вино Понте-Кане постепенно утрачивало свои лучшие качества. Влиятельная семья Крюз, звезда которой, правда, стала уже угасать, в течение последующего века использовала свои способности, власть и капитал для того, чтобы вернуть вина Понте-Кане на уровень, соответствующий лучшим поместьям пятой категории, причем иногда в плане качества и цены удавалось достичь уровня четвертой, третьей и даже второй категорий. Крюзы, несомненно, оставили в Понте-Кане след своего присутствия, особенно благодаря чудесному ферментационному залу, построенному по проекту Скавински, с длинными рядами дубовых бочек, железными конструкциями в стиле Эйфеля и просторным вторым этажом, где раньше принимали собранный виноград, а теперь устраивают приемы и обеды. 

Chateau Pontet-Canet-гравюра

Крюзы также расширили усадьбу, выстроенную де Понте, пристроив к зданию крыло и третий этаж, чтобы разместить всю большую семью. На первом этаже расположен элегантный зал, бильярдная и столовая, облицованная дорогими панелями. С южной стороны открывается вид на Медок, а дорога к усадьбе лежит через парк, в котором растут прекрасные ливанские кедры.

В 1975 г. поместье купил преуспевающий торговец коньяками Ги Тессерон, которому уже принадлежало шато четвертой категории Лафон-Роше (Lafon-Rochet) в Сент-Эстефе. Вплоть до этого времени Понте-Кане оставалось одним из немногих поместий, где не производили розлив вин. Крюзы либо разливали его в своих погребах на Ке де Шартрон (Quai des Chartrons), либо продавали в бочках экспортерам для розлива за границей. Из-за этого все вина до 1975 г. отличаются по качеству в зависимости от времени и места розлива. С приходом в шато Тессерона вино стали разливать непосредственно в поместье, и качество его заметно улучшилось. С этого же года вместо дубовых чанов стали использовать бетонные емкости, а затем и стальные чаны, оборудованные системами температурного контроля. Старые дубовые чаны в течение многих лет хранились как память о прошлом, но поскольку во многих шато вновь вернулись к этому материалу, их бережно отреставрировали, а помещение над ферментационным залом весьма практичным и элегантным образом переделали для приема винограда.

Повседневным управлением поместьем занимается сын Ги Тессерона Альфред, и вина, произведенные здесь после прекрасных урожаев 1995 и 1996 гг., получили международное признание.

 

 

 

 

 

источник: Джеймс Сили, "Великие вина Бордо"