Meursault Charmes Blanc Daniel Sanders 1957

Meursault Charmes Blanc Daniel Sanders 1957

                           40000 руб.

Мерсо

В этой коммуне нет ни одного гран крю, да и вообще при слове «Мерсо» скорее вспоминают главного героя «Постороннего» Альбера Камю. При этом здесь производят почти столько же белого вина, сколько во всех остальных коммунах Кот-де-Бона, а, по распространенному мнению, отсюда происходят одни из самых интересных белых вин всей Бургундии.

6770727b2af4e966a38b4725107d6f0a

Вино и рожь

В 1787 году Томас Джефферсон путешествовал по Кот-де-Бону. После посещения Мерсо в его дневнике появилась такая запись: «В Поммаре и Вольнэ я видел, как местные крестьяне едят хороший белый хлеб, в Мерсо – только ржаной. Я спросил, в чем причина, — оказалось, что белые вина чаще теряют в качестве, чем красные, и хуже продаются. В Мерсо производят только белые». Джефферсону сказали тогда, что местная почва не подходит для красных сортов, иначе, разумеется, выращивали бы их. Это правда: Мерсо наряду с Пюлиньи-Монраше, Шассань-Монраше и двумя другими коммунами вошла в историю как неотъемлемая часть бургундского Кот-де-Блан – так иногда называют порой «белые» крю Кот-де-Бона. Дневники Джефферсона, впрочем, далеко не самый ранний документ, в котором говорится о коммуне. Впервые она упоминалась еще в конце XI века – в документах знаменитого аббатства Сито: виноградник Мерсо стал первым винным приобретением братьев. Он был подарен герцогом Эдом I аббату Роберу Молемскому, основателю аббатства, в 1098 году. По официальной версии вино нужно было обитателям аббатства для проведения месс, хотя, судя по тому, сколько виноградников, в конце концов, попало к ним во владение, мессами дело не ограничивалось.


Прыжок крысы

Сегодня Мерсо – один из многочисленных бургундских аппелласьонов, получивший статус AOC еще в 1970 году. Коммуна расположена в самом центре Кот-де-Бона, с юга граничит с Пюлиньи-Монраше. Ее территория представляет собой в основном пологие холмы высотой между 230 и 260 м над уровнем моря. Здесь живут чуть более полутора тысяч человек, причем с 1990 по 1999 год их количество увеличилось ровно на 60. Сам городок пересекает территорию коммуны поперек, разделяя ее на две части – северную и южную. Если верить толстым этимологическим словарям, Meursault на старофранцузском звучало как Murisault или Murassalt и означало «прыжок крысы»: якобы Крысой назывался лес, возвышающийся над коммуной, а «прыжок» – это намек на глубокий овраг, разделяющий ныне виноградник. Местным жителям, впрочем, такие ассоциации все равно не по душе, они предпочитают думать, что название коммуны произошло от имени крепости, стоящей на одном из холмов над деревней, или от разделяющих виноградники стен – murs. Несмотря на неплохое расположение и некоторые другие природные преимущества (например, в отличие от Пюлиньи, уровень грунтовых вод в окрестностях Мерсо довольно низок, что без проблем позволяло строить погреба даже у подножия холмов), вплоть до последнего времени Мерсо не везло. Мода упорно благоволила тому же Пюлиньи, а иногда бутылка хорошего мерсо стоила даже меньше, чем бутылка посредственного шабли. И тем не менее, невзирая на все многовековые сложности, виноделы Мерсо остались верны своему ремеслу и не потеряли энтузиазма. Статуя «Аллегория вина» – бронзовая девушка, окруженная четырьмя детьми, которые должны олицетворять времена года, – стоит сегодня в самом центре городской площади. Ее поставили в 2001 году, когда Мерсо принимал праздник Сен-Венсан-Турнант – ежегодное винодельческое торжество, кочующее по винным коммунам Бургундии и призванное повышать интерес к местным винам.

Лучшее для шардоне

Виноградники в Мерсо занимают очень большую площадь – около 380 гектаров, больше только у Жевре-Шамбертена и у самого Бона. Местная почва начала формироваться около 135 миллионов лет назад (она немного моложе, чем почва в Кот-де-Нюи), когда на месте всего Кот-де-Бона было неглубокое теплое море. Кораллы, водоросли и раковины моллюсков превратились в известняковые скалы, которые вместе с мергельными слоями позднего Юрского периода составляют основу почвы. Помимо известняка и мергеля в ней содержится достаточно глины и огромное количество камней и обломков скал. Климат здесь умеренно теплый, к тому же большая часть виноградников расположена к востоку от более высоких холмов, которые заботливо хранят их от западных ветров. Выращивают здесь практически только шардоне.

Премье крю

Производителей и землевладельцев в Мерсо бессчетное количество – только доменов более сотни. Все вместе они бутилируют чуть меньше 20 тыс. гектолитров в год. При этом в Мерсо нет гран крю, есть только премье – всего около тридцати, большинство расположены к югу от городка, и почти все находятся на восточном склоне высокого холма, который французы называют горой Шатле-де-Монмелиан. Наиболее выдающимися и характерными из премье крю считаются Charmes, Perrieres, Poruzots, Genevrieres и Gouttes d’Or. Каждый из этих виноградников делится еще на две части: верхнюю (dessus) и нижнюю (dessous) – соответственно положению на склоне холма. В большинстве случаев более престижны верхние участки: вина оттуда обычно получаются более минеральными и свежими.

Знаменитые 1er Cru

Charmes

В Шарм, в отличие от Перрьер и Женеврьер, под слоем почвы находятся не скалы, а более хрупкий сланцеватый известняк. Виноградники Шарм занимают около тридцати гектаров – это больше, чем у Перрьер и Женеврьер вместе взятых. При этом давно ведутся споры о том, не следует ли лишить их нижнюю треть статуса premier cru и деклассировать до общей AOC. Действительно, в целом качество вин Charmes Priemier Cru бывает нестабильно, однако это не должно бросать тень на прекрасные образцы Charmes Dessus. У лучших из них удивительно мягкий цветочный характер, оттенки персика, лесных орехов, нотки меда. Эти вина – одни из самых гармоничных и долгоживущих в Мерсо: например, в полном порядке сейчас Шарм из коллекции Бушаров 1846 миллезима.